на стартовую страницу
 

„Благославен грядущий во имя Господне! Благославляем вас из дома Господня!
....Бог мой ... соделался моим спасением

Псалом177:26;28

ОТНОШЕНИЕ К ОККУЛЬТИЗМУ


    Мое отношение к оккультизму существенно изменилось, когда я поверил в существование Бога-Творца и принял Его Сына Иешуа как Спасителя, своего и всех людей.
    В пору атеизма я не верил не только в то, что есть Бог и все создано исключительно Им и по Его воле, но и, соответственно, в существование сатаны. Точнее, для меня не существовало ничего сверхъестественного.
    Отсюда и мое неприятие колдовства, гаданий, предсказаний, заговоров, спиритических сеансов и других проявлений оккультизма. Я считал это все шарлатанством. Меня поражало, как нормальные люди могли всерьез принимать „Вечера на хуторе близ Диканьки“ с их чертями и ведьмами – этот бред больного воображения. А ведь это произведение входило (может быть, и сейчас еще входит) в школьную программу по литературе. Это ведь даже не сказки, где все условно, как бы „понарошку“. Но здесь оккультизм нашел отражение в более серьезной, классической, литературе. Так в романе Л. Фейхтвангера „Братья Лаутензак“ эта тема исследуется вполне серьезно. Но тогда мне казалось, что автор этим разоблачает идеологию тиранов, показывает ущербность их духовного мира. Что касается величайшего произведения мировой классики „Фауста“, созданного неверующим И. В. Гете, то в поэме решаются основополагающие мировоззренческие вопросы. В ней речь идет о добре и зле, о жизни и смерти, о вечности. В атеистической стране этот шедевр преподносится как борьба человека с абстрактным злом.
    Теперь я смотрю на эти произведения иначе. Дьявол существует реально, а не как абстрактное воплощение зла, и всеми способами, включая сверхъестественные чудеса, борется за души людские.
    Тогда я не верил и не представлял, как можно всерьез относиться к приметам, знахарству, специалистам по заговариванию, вызыванию духов, считал это выдумками. Когда мне о случаях излечения этими методами рассказывали люди, заслуживающие моего доверия, я пытался (для себя, конечно) объяснить эти редкие примеры в рамках материалистической теории. Это же касалось различныхпубликаций о сверхчувствительности. Я отбрасывал все, что мне казалось нелепым, сверхъестественным, наносным (шептание, окропление, завязывание узелков...), и оставлял возможное научное объяснение, но все равно полностью в эти вещи не верил, хотя с годами становился менее категоричен в своих высказываниях.
    Особняком находилась телепатия, особняком в том смысле, что ее наряду с абсолютным отвержением сверхъестественного я признавал на основе собственного опыта, признавал, что что-то в этом есть!
    А мой опыт в вопросе телепатии состоял в следующем. Когда мне было 10 лет, мы как-то с приятелем и его младшим братом играли у них в квартире в какие-то шумные, подвижные игры. Вдруг без всяких видимых причин у меня резко изменилось настроение: ровное, даже приподнятое сменилось подавленным. Я почувствовал какую-то тревогу, необъяснимую тоску, я буквально не находил себе места. Перемена во мне была столь разительна, что мои приятели, несмотря на их очень юный возраст (11 и 8 лет), обратили на нее внимание и, когда я сказал, что, пожалуй, пойду домой, не стали меня удерживать. Придя домой, я узнал, что скончался проживавший с нами мой дед. Смерть наступила именно в момент смены моего состояния.
    Объяснить тогда я это и не пытался. Значительно позже, вспоминая это происшествие, мое объяснение ограничилось непознанными полями. Проникнуть глубже в суть явления я не пытался, считая, что есть профессионалы, которые со временем дадут исчерпывающее научное объяснение подобным явлениям.
    В чудесах гастролировавших с психологическими опытами (так тогда назывались их сеансы) знаменитых В. Мессинга, М. Куни и других (сам я на их сеансах не присутствовал) я видел скорее демонстрацию огромных возможностей человека, но объяснить их научно, особенно внушение, чтение мыслей на расстоянии, не мог.
    В последнее время появились так называемые экстрасенсы. На протяжении 75 лет религиозный мистицизм и оккультизм в стране государственного атеизма были загнаны в подполье. С развалом Советского Союза и крушением атеистической идеологии мистицизм и оккультизм воспрянули. Эти явления теперь носят наукообразный характер и называются экстрасенсорикой и парапсихологией.
    Экстрасенсорика – дословно сверхчувствительное восприятие. Особую известность приобрел А. М. Кашпировский благодаря сеансам по телевидению. В чудеса Алана Чумака я не верил раньше и не верю сейчас, считаю, что заряжать воду по ТV – это шарлатанство.
    В сеансы Кашпировского я раньше верил, было рассказано и показано проведенное по ТV обезболивание при операции, когда пациент не переносит наркоза. Я верил, хотя на меня его взгляд не действовал и я не видел людей, вылеченных этим „психотерапевтом“. Но это поражало и очень убедительно подавалось: психологическая подготовка пациента к восприятию, стальной взор мага, впечатление какого-то присутствия...
    Теперь, веря в существование Бога, я знаю и о существовании сатаны, хотя ему в Библии уделено мало внимания. Библия просто исходит из того, что зло очевидно и источник его известен. Теперь я знаю, отчего создается такое ощущение присутствия при различных сеансах. Я знаю, что за сила стоит за чумаками, кашпировскими и прочими целителями, спекулирующими на нуждах народа, на его невежестве в духовных вопросах.
    Мое отношение к оккультизму существенно изменилось. Я стал понимать, что оккультизм – это эрзацрелигия от дьявола. Теперь я знаю, что это такое и как с этим следует бороться, но для меня подобные вещи по-прежнему являются областью, которая меня напрямую как бы не касается. Сатана меня поймал и много лет удерживал другой сетью, „научным атеизмом“.
    Теперь, когда я знаю о его цепях рабства и нахожусь под защитой Иешуа и Его крестной смерти, для меня тем более нет никакой опасности со стороны оккультизма. Но она есть для людей, не верующих в Иешуа или верующих, но невежественных и пускающихся в различные сделки с сатаной.
    Опасность оккультизма, которая сознавалась еще в 20-е годы, о чем свидетельствует книга Модерзона „В оковах сатаны“, не уменьшилась и в настоящее время, ибо во многих христианских странах не знают Иешуа, не читают Библию. Свидетельство тому сотни тысяч ведьм и гадалок, прорицателей и астрологов. Непонятная с точки логики страсть ко всему потустороннему захлестывает все общество. Опыт многих людей показывает, как глубока и страшна эта пропасть и как трудно из нее выбраться. Интересующимся темой рекомендую прочесть книги Нила Андерсена „Победа над тьмой“ и „Разрывающий оковы“.
    Я свободен от всяких суеверий, а к чудесам, которые случаются, отношусь очень осторожно, т. к. знаю, что они могут быть и от дьявола. „Отец лжи“ хитер и коварен, и надо быть очень осторожным в этих вопросах, надо бодрствовать!

 

Др. Марк РАИК