на стартовую страницу
 

„Благославен грядущий во имя Господне! Благославляем вас из дома Господня!
....Бог мой ... соделался моим спасением

Псалом177:26;28

Я родился в 1950 году в США. Мои родители бежали сюда от фашистского преследования. Мать моя родилась в Чехии, отец - в Румынии. Из всех моих родственников по линии отца и матери в живых остались только мои родители. Остальные разделили участь шести миллионов жертв Холокоста. Я посещал музыкальную школу в Нью-Йорке. В семнадцать лет я дружил с тремя студентами, учившимися в той же, что и я, школе. Однажды они спросили меня, читал ли я Новый Завет. Я сказал, что в нашей семье никто его не читал и что и я не собираюсь эту традицию нарушать. Они спросили меня: «А кто, по-твоему, Иисус?» - «В любом случае, не спаситель евреев!» - ответил я.
    Внешне я вел очень благочестивый образ жизни: регулярно посещал синагогу, жил, как подобает хорошо воспитанному ортодоксальному еврею, не пил, не употреблял наркотики, не имел никаких связей с женщинами... Но в душе своей, и я это горько и сильно ощущал, я был грешником. Я знал, что можно выполнять 1000 требований своей религии, ходить пять дней в неделю в синагогу, а в душе оставаться грешником. Это я испытал на собственном опыте.
    В мае 1971 года я решил прочитать Новый Завет. Я не собирался обсуждать прочитанное ни с раввином, ни со священником. Должен сказать, что это решение далось мне нелегко: я десять часов в день занимался музыкой. Но все-таки я решил выделить на чтение мое дорогое время. И никогда об этом после не пожалел. Итак, я начал читать Новый Завет. Первое впечатление: Новый Завет оказался еврейской книгой. Меня потрясли слова Иисуса: «Я свет миру... Я хлеб жизни... Никто не приходит к Отцу, как только через Меня!» Первые мои мысли: «Он сумасшедший, Он обманщик». Ни Моисей, ни Авраам, ни Мухаммед, ни Будда не говорили о себе так, как говорил Иисус. Я продолжал читать. Через некоторое время я понял, что мне надо принять решение: или Он сумасшедший и мне нужно выкинуть Новый Завет, или Он Тот, за Кого Себя выдает. Я принял решение... продолжить чтение.
    Второе, что меня потрясло, это слова Иисуса, что Он пришел взыскать и спасти грешников. Он обещал, что принимающие Его родятся заново, что они изменятся внутри, станут новыми людьми. Это было то, по чему так тосковало мое сердце. Я искал не религии (я ее имел), а изменения сердца. И Иисус предложил это сделать. Сделать со мной, со мной лично.
    В прошлом году я посетил 23 страны мира. Я разговаривал с бессчетным числом людей. Я нигде не встретил этому предложению Иисуса альтернативы. Можно скрывать поступки, а тем более происходящее в душе от жены, от друга, дети могут жить незнакомой родителям жизнью, вы можете скрыть свое поведение от вашей общины, но от Бога никто ничего скрыть не может. Ни мысли, ни слова, ни поступка. Иисус предлагает нам стать свободными от власти греха. Быть самими собой перед собой, людьми и Богом.
    21 мая 1971 года я склонился на колени и стал молиться Богу. Я всей душой принял Иисуса как моего Спасителя и Мессию, Избавителя от власти греха. Я принимал не религию, я принимал Иисуса. Я доверил Ему свою жизнь, я решил Его слушаться, Ему служить. Он свет моей жизни, Он хлеб моей души. Когда я окончил молитву и встал с колен, я знал, что внутри изменен. Описать это я не могу. Это каждый из вас или уже пережил, или может пережить сам. Мое сердце наполнили мир и радость. Я знал, что я нашел то, что искал.
    Все мои концерты, вся слава и признание - все это ничто по сравнению с тем, что Он стал общаться со мной. Самое главное в моей жизни - Он. Музыка - не самое главное.                 Через 100 лет никого из нас, сидящих в зале, уже не будет. Не будет иметь значения, сколько у нас было денег или какое положение мы занимали в обществе, где или как мы жили, или на какой машине мы ездили. Одно будет важно: знали ли мы Иисуса, стал ли Он нашим Спасителем.
Я играю эти прекрасные произведения для одного Слушателя - Йешуа. Он на всех моих концертах сидит в первом ряду. Я играю для Него. Он дал мне слух, чтобы различать нюансы в звуках музыки, Он дал мне пальцы, чтобы я мог играть на этих клавишах, Он дал мне память, чтобы нанизывать звук за звуком в прекрасную мелодию. В этом ли зале Санкт-Петербургского университета или в какой-нибудь церкви, в концертном зале филармонии или Мариинского театра - Он всегда в первом ряду. Он говорит мне: «Сэм, Я жду не дождусь твоей музыки».

 

Самуэль Ротман (пианист)