на стартовую страницу
 

„Благославен грядущий во имя Господне! Благославляем вас из дома Господня!
....Бог мой ... соделался моим спасением

Псалом177:26;28

Отец мой, Сергей Абрамов, происходил из знатной дворянской (герб «ястребец») семьи. Он родился в Екатеринославе (Днепропетровске). По окончании гимназии поступил на юридический факультет Одесского университета. Там он познакомился со своей будущей женой, моей матерью, которая училась на историко-филологическом факультете. Мама уже тогда была верующей и посещала кружок христианской молодежи при университете, организованный известным писателем и проповедником профессором В. Ф. Марцинковским. Отцом моей матери был пастор и миссионер Леон Лазаревич Розенберг, еврей, христианин, трудившийся с 1900 г. по 1922 г. среди евреев Одессы.
    Я родилась в сентябре 1926 года в городе Сталино (нынешнем Донецке) и была третьим ребенком в семье.
    Влияние школы и неверующих учителей оставило свой след в моей душе. Все годы учебы в средней школе я была безбожницей и не задумывалась над смыслом и значением моего существования.
    Помню, как однажды во время войны я с отцом попала в украинскую хату, куда мы в сильный буран пришли за 25 километров, чтобы выменять кое-что из наших вещей на что-нибудь из продуктов. От долгого пути мои ноги были истерты в кровь, лицо обветрилось, губы потрескались, волосы застыли сосульками, выбившись из-под рваного платка. Чьи-то добрые руки (я не помню лица) смыли кровь с моих ног, расчесали оттаявшие волосы и поставили передо мной миску душистого, дымящегося, прямо из печи, украинского борща, вкуснее которого я ничего не ела ни до, ни после. То, что мы принесли менять, было никуда не годным барахлом, но добрая хозяйка дала нам у себя ночлег, а утром щедро отсыпала мешок борошна (муки) и отпустила нас с миром. Отец тащил грубые санки за мохнатую веревку и улыбался.
    Таких светлых моментов в нашей жизни было немного, но они скрашивали то, что творилось вокруг. Я видела так много грязи, так много зла и вражды, что меня непреодолимо потянуло от тьмы к свету.
    Перед концом войны мы попали на Запад, где мне пришлось много и тяжело работать: и у крестьян на полях, и на строительстве бараков, и на авиационном заводе у токарного станка, которого я никогда раньше не видела. Позже я всегда в шутку говорила, что Гитлер проиграл войну, потому что построенные мною и подобными мне самолеты просто не могли подняться с земли.
    В первый год после окончания войны я вышла замуж. Мы были знакомы всего шесть месяцев. Оба молоды (мне 19 лет, а он на два года старше), неопытны, глупы и упрямы. Родители готовились уезжать за океан, а нам предстояло остаться и ждать своей очереди еще два с половиной года.
    Наш первый ребенок умер спустя пять часов после рождения. Я очень убивалась, впала в депрессию, долго не могла выздороветь. Мама пришла ко мне перед похоронами ребенка и сказала: «Вера, Господь тебя любит. Это Он говорит с тобою. Иногда Ему приходится применять такие суровые меры, чтобы привлечь наше внимание к Себе...» Я возмущалась, не соглашалась, не могла понять любви, которая причиняет так много боли, но сердце тянулось к этому странному, непонятному Богу и хотело ближе узнать Его.
    Вскоре родители и две мои сестры уехали в Соединенные Штаты.
    Однажды я поздно возвращалась домой от подруги. Ночь была лунная, небо было усыпано яркими звездами, и я не могла оторвать взгляда от него. Я смотрела в этот нерукотворный купол, и знакомое чувство благоговейного трепета, которое я ощутила когда-то в детстве, впервые войдя в здание церкви, наполнило меня. Слезы покатились из глаз. Я реально почувствовала присутствие Бога. И имя моего Спасителя, которое я так часто слыхала от матери, пришло мне на память. Я знала, что имею дело именно с Ним. В тот торжественный момент Дух Святой открыл мне, что я грешница и нуждаюсь в прощении. Он указал мне на определенные поступки и грехи, но главным образом — на мой грех неверия и отвержения Мессии Иисуса. Я горько плакала и каялась перед Ним, просила прощения и знала, что получила его, потому что неземной мир наполнил мое сердце.
    Умиротворенная и счастливая, я пришла домой. Мой муж ничего не понял из того, что я ему рассказала. Он уверовал десять лет спустя, благодаря свидетельству моего дедушки.
    В транзитном лагере перед отъездом в Америку от прививок умерла и наша вторая дочь. Ей был почти годик, она уже начинала ходить. Господь испытывал мою веру, и я выдержала это испытание. Я смогла со слезами и болью в сердце от тяжелой утраты принять Его волю, и уже без возмущения. В новой стране Он подарил нам еще четверых детей. В Америке Господь обильно благословил мою жизнь.
    С 1959 года я принимала участие в евангельском радиовещании на русском языке, издала пять сборников духовной поэзии, рассказы для детей.
    Здесь, в Санта-Барбара, в Калифорнии, мы вырастили нашу «четверку» и привели их ко Христу. Они все семейные люди, и сегодня у нас десять внуков. Мы оба на пенсии, но продолжаем трудиться, используя те дары, которые дал нам Господь. Я в настоящее время руковожу основанной моим дедом миссией, занимающейся благовествованием среди евреев. Как радостно служить Тому, Кто Один достоин чести, славы и поклонения, — нашему Искупителю и Господу Иисусу Христу! Слава, слава Ему за все!

 

Вера Кушнир (поэтесса)