на стартовую страницу
 

„Благославен грядущий во имя Господне! Благославляем вас из дома Господня!
....Бог мой ... соделался моим спасением

Псалом177:26;28

Моя мама была еврейка, а папа нет. До восьми лет я не знала, что это значило, но когда я перешла во второй класс, вдруг исчезли некоторые из моих одноклассников: Кац, Нахман и Лош. Наш учитель сказал, что они вынуждены были уйти не потому, что были плохие, а потому что были евреями. За это он был наказан, а потом началось...
    Я была единственная ученица в школе, у которой мать была еврейкой, но ко мне относились еще нормально, т. к. наша учительница не была нацисткой, хотя и служила в СС. Большой неприятностью было отсутствие друзей: со мной запрещалось играть другим детям.
    Позднее репрессировали брата нашей учительницы, и она часто приходила к моим родителям, правда, по ночам. Но когда и она ушла из школы, мне пришлось перейти в другую школу, где учителем был нацист. Он издевался надо мной, и у меня до сих пор перед глазами его униформа. После войны я хотела отомстить ему, но моя мать запретила, сказав, что он и так уже наказан: его двое сыновей погибли, дочь не хочет его больше знать.
    Тогда, это было еще до войны, я решила уехать: сначала в Берлин, затем во Франкфурт. Под Франкфуртом у моего отца был друг – бургомистр маленького городка. Он переделал наши документы, и я устроилась в одну богатую семью по уходу за ребёнком.

Уже после войны я пошла работать на „Мерседес“. В 1961-м познакомилась с моим будущим мужем, и вскоре мы поженились. Мой муж и его родители были евангельскими верующими, поэтому мы обвенчались в церкви. Однако я не хотела ничего знать о Боге, я обвиняла Его во всем, ведь все мои родственники по маминой линии погибли в концлагере. Сначала мой муж пытался меня обратить к Богу, но потом мы перестали об этом говорить. В 1968 году я попала в автокатастрофу. В автобус, в котором я ехала, врезался грузовик. Моя нога была полностью раздроблена, я семь месяцев пролежала в больнице. Но и после этого случая я продолжала жить прежней жизнью. Однажды ночью я проснулась оттого, что мой муж плакал. На мой вопрос о том, что случилось, он ответил: „Только что я сказал Богу, что если моя Юдифь останется вне Царства Божия, то я хочу остаться с ней...“
    Это так глубоко потрясло меня, что я решила стать на путь поиска Бога. В церковь я по-прежнему не ходила, но пела Богу песни собственного сочинения.
    Моя сотрудница по работе, турчанка, передавала мне от своей невестки христианские трактаты, которые я читала. Вскоре я стала посещать общину евангельских христиан.

Когда умер мой муж, я оказалась совсем одинокой. В общине, к которой я принадлежала, я не нашла достаточно любви и поддержки, но ежедневно, приходя с работы домой, падала на колени и взывала к Богу. И Он услышал меня. Вскоре один брат привел меня в другую общину, где я нашла то, чего мне недоставало. В 1987 году мои друзья взяли меня на большое евангелизационное мероприятие в Штутгарте, где я обновила свою жизнь и предоставила ее в распоряжение Богу. Он же и привел меня через два года в мою нынешнюю общину. Вот уже восемь лет я счастлива в моем служении.

 

Юдифь