на стартовую страницу
 

„Благославен грядущий во имя Господне! Благославляем вас из дома Господня!
....Бог мой ... соделался моим спасением

Псалом177:26;28

    Несомненно, Йом Киппур - один из священных дней в ев-рейской традиции. Для многих он, может быть, просто один из религиозных праздников в еврейском календаре, но для благочестивых, ортодоксальных евреев это, несомненно, самый важный праздник, который обычно проводят в посте. Лично для меня этот день стал особенным, потому что четыре года назад в этот день произошло мое духовное рождение. Я хочу поделиться этим переживанием.
    Моя семья принимала активное участие в жизни евреев нашего города, и я ходил в синагогу и в еврейскую школу.
    Хотя позади была моя бар-мицва и я соблюдал все праздники, должен признаться, что мое участие было больше общественным, чем религиозным. Так было и с большинством моих друзей. Еще в отрочестве я часто задумывался над тайной жизни и ее смыслом и не находил себе покоя, считая, что что-то должно быть в жизни, чего я еще не постиг.
    В институте я познакомился с парнем по имени Павел. Меня привлекла его жизнерадостность и моральная чистота. Павел был христианином, но не таким, какими я видел других христиан. Он не пытался навязывать мне своих религиозных взглядов, и, я думаю, что если бы он делал это, это оттолкнуло бы меня от него.
    Однажды перед летними кани-кулами Павел сказал мне: «Харви, я спасен и хотел бы, чтобы и ты был спасен». Он сиял и был, несомненно, счастлив. Я подозревал, что это имеет какое-то отношение к Иешуа. Я уважал Павла, но про себя рассмеялся и подумал: «Они никогда не устанут от стараний». Тогда для меня все, что касалось Иешуа, было языческим, то есть не еврейским. Я выбросил слова Павла из головы.
    Все лето меня мучило чувство пустоты, глубокой внутренней неудовлетворенности. Я начал много читать в поисках смысла жизни, познания Бога. Я верил, что Бог есть, и хотел ощущать Его присутствие, и стремился познать Его истину. Но не делился этим ни с кем. Я тщательно избегал чтения Нового Завета; вспоминая Павла, завидовал его радости и душевному состоянию, отражавшему его жизнь, но по-прежнему избегал всего, что касалось Иешуа.
    Наступила осень и с ней - еврейские праздники. С приближением Йом Киппура мое внутреннее беспокойство усилилось. Меня настораживала мысль, что то ощущение Бога, о котором я мечтал, имело какую-то связь с Иешуа. В Павле я видел реальность Божественного присутствия в жизни, и я знал, что это пришло к нему благодаря его вере в Иешуа. Такие думы очень мучили и беспокоили меня.
    С уверенностью, что двери и окна моей души плотно закрыты для идей, связанных с Иешуа, я отправился в синагогу для празднования Йом Киппура. Проповедь раввина соответствовала сезону, он подчеркивал необходимость искупления для человека. Он повторял, что человек виноват перед Богом и что между ним и Богом стоит грех. Я ощутил себя еще более отдаленным от Бога и еще более несчастным, потому что именно в это время я хотел быть к Нему ближе.
    Возвратившись с богослужения, я, наконец, решился на отчаян- ный шаг: попросил Бога простить мне мои грехи. Происшедшее затем со мной было непостижимым для человеческого ума. Я ощутил уверенность в том, что Бог сделал то, о чем я просил. Я «почувствовал» Его прощение. Но было еще что-то, связанное с эти переживанием, - была уверенность, что это каким-то образом относится непосредственно к Иешуа. Было убеждение, что Бог явил мне Себя в Иешуа. Более того, я увидел в Иешуа исполнение моего еврейства. Да, с этим странным переживанием пришла уверенность, что оно делает меня полноценным евреем. Но тут же принятие и признание Иешуа привело к серьезному внутреннему конфликту. Я подумал: «Что же я буду делать теперь?»
    Я поговорил обо всем с Павлом. Он посоветовал мне прочитать Евангелие. И я впервые в жизни открыл его священные страницы, которых так старательно избегал прежде. Теперь я был готов к принятию того, что читал. Я начал делиться прочитанным со своими родными, но они не могли понять меня. Это смутило меня, и я подумал, что, может быть, я ошибся, решив, что христианство делает из меня лучшего еврея, может быть, оно просто делает из меня гоя? В это время я познакомился с христианами, которые называли себя мессианскими евреями. Сначала я смотрел на них как на какую-то секту и избегал всякой связи с ними. Но когда познакомился поближе, я увидел, что это такие же, как я, евреи, уверовавшие в Иешуа ха Машиаха. Благодаря им я нашел путь к моему народу. Но главное, что возвратило меня к моим еврейским корням, было само Священное Писание. Читая еврейскую Библию, я убедился, что Иешуа действительно есть Мессия, в Котором исполнились все предсказания пророков и все обетования Бога Его народу. В День искупления мое сердце впервые открылось Богу. Представьте себе, как я был рад, когда прочитал в книге Левит такие слова: «Душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь эта душу очищает» (17:11). Эти слова относились к жертве, которая требовалась от израильского народа. Этой жертвой должен был быть непорочный ягненок, первородный и мужского пола. Я увидел, что безгласные жертвы, приносимые прежде евреями, были лишь прообразом той жертвы, которой стал Иешуа! Он был тем безгрешным, невинным «Праведником, Рабом Божиим» (Ис. 53), Который умер «за прегрешения народа моего».

    Как приятно и радостно было узнать, что мои грехи и прес-тупления Он искупил. Радостью моего искупления я мог делиться с другими. Мне было приятно обнаружить связь между словами обетования в еврейском Писании и словами Первого послания апостола Петра, который обращается к евреям, уверовавшим в Мессию: «Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, переданной вам от отцов, но драгоценною кровью Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас, уверовавших через Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога» (1 Пет. 1:18-21). Могу вообразить ту радость, которую испытывали Петр и другие евреи, когда узнали, что Тем, о Ком говорил Исаия, был Тот, на Которого указал Иоанн Креститель со словами: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира!» (Ин. 1:29)

Харви БЕРКОВИЦ